Моисей Гельман Промышленные ведомости № 6, июнь 2009 г. Недавно произошло несколько, казалось бы, никак не связанных между событий. В середине мая Минпромторг объявил о начале «специального защитного расследования в отношении импорта машиностроительного крепежа». Сделано это было по заявлению ОАО «Северсталь-метиз» и ОАО «Магнитогорский метизно-калибровочный завод» - «ММК-Метиз», которые пожаловались правительству на то, будто бы из-за роста импорта крепежа их отрасли нанёсен серьёзный ущерб. Спустя неделю, 22 мая, Федеральная комиссия США по торговле одобрила начало правительственного расследования, которое может привести к увеличению пошлины на ввозимую в Соединённые Штаты сталь. Расследование начато по жалобе семи американских сталелитейных компаний, часть из них принадлежит российским владельцам, на засилье импорта дешевых китайских труб из нержавеющей стали. Китайских поставщиков обвиняют в демпинге. В ответ власти Китая начали антидемпинговое расследование в отношении импорта листопрокатной электротехнической стали из США и России, от которого может серьезно пострадать стратегически значимый Новолипецкий металлургический комбинат, ее крупнейший производитель в нашей стране. Казалось бы, какая может существовать связь между всеми этими расследованиями, и почему они угрожают нашей стране усилением экономического кризиса? Обманным путем к доминированию на рынке Анализ показал, что упомянутые, а также другие, проводимые сейчас у нас по инициативе ряда российских металлургических компаний, расследования могут, вероятно, свидетельствовать о согласованных действиях по блокированию ввоза китайской металлопродукции в США и Россию. Это может спровоцировать её перетекание на европейские рынки и, как следствие, вызовет исход оттуда ряда российских компаний, поставляющих немалое количество металлопродукции в страны Европы, - они не смогут конкурировать с китайскими поставщиками. Такая специально или случайно реализуемая на рынке биллиардная комбинация, позволяющая ударом кия по одному из шаров от соударения с ним загнать в лузы другие, окажется выгодной двум или трем российским металлургическим компаниям, которые имеют значительные производственные мощности в Европе и США. Совместными ударами с заинтересованными американскими и российскими «коллегами» по китайским импортерам металлопродукции в США и России они постепенно будут избавлены там и от конкуренции своих же российских «коллег». Подробней обо всем этом несколько ниже. Поэтому, учитывая экономический кризис, а также опасные пороки Федерального закона «О специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мерах при импорте товаров» (далее Закон), согласно которому проводятся антиимпортные расследования, участие в этих делах российского Минпромторга может обернуться для нас громадными потерями – дальнейшим спадом производства, ростом инфляции и безработицы. Как известно, с началом мирового экономического кризиса спрос на различные виды продукции, включая металлургическую, непрерывно сокращается, так что компании всячески стремятся сохранить прежние и, по возможности, выйти на новые рынки сбыта. В этом заинтересованы и правительства соответствующих стран, где компании зарегистрированы, платят налоги и открывают рабочие места. Для увеличения объёмов продаж их продукции власти прибегают к мерам, ограничивающим сбыт аналогичной импортной. У нас далеко не всегда это делается, мягко говоря, объективно, чему в немалой степени способствуют как нормы упомянутого выше Закона, так и его грубейшие нарушения, вполне осознанно допускаемые чиновниками. Чтобы убедиться в сказанном, достаточно в качестве наглядного примера проанализировать уведомление Минпромторга о начале «специального расследования в отношении машиностроительного крепежа». Как ни странно, но Закон игнорирует интересы потребителей, а, следовательно, интересы всей страны. Ведь он регламентирует ограничение импорта той или иной продукции без учета качества аналогичной отечественной, которую хотят защитить от внешней конкуренции. При этом не учитывается также, обеспечивают ли отечественные производители, которые прибегают к защите от зарубежных конкурентов, требуемый внутренний спрос. В ст. 1 Закона записано, что его целью «является защита экономических интересов российских производителей товаров в связи с возросшим импортом, демпинговым импортом или субсидируемым импортом на таможенную территорию Российской Федерации. Закон устанавливает порядок введения и применения специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер при импорте товаров» . А согласно ст.3 «расследование проводится в целях установления наличия возросшего импорта и обусловленного этим серьезного ущерба отрасли российской экономики или угрозы причинения ей серьезного ущерба» . Однако какие-либо конкретные численные значения, регламентирующие допустимый рост импорта продукции, или критерии, идентифицирующие «серьёзность ущерба» от него, в Законе отсутствуют. Причем, под отраслью в нём понимаются все отечественные производители товара, аналогичного импортируемому. При этом ни слова не сказано о необходимости соблюдения интересов потребителей продукции, в том числе её качества, и необходимости удовлетворения потребительского спроса по номенклатуре и объемам. Уже по этим причинам Закон, допускающий ограничение импорта продукции без конкретных критериев и только в интересах ее российских производителей, провоцирует монополизм, недобровестную конкуренцию и злоупотребление монополистами своим доминирующим положением на рынке, рост цен и дефицита предложения, сохранение неэффективных технологий и выпуск некачественной продукции, а также сговор чиновников с бизнесом и коррупцию. Так что Закон в принципе противоречит ФЗ «О защите конкуренции». Но не только. Его приняли в нарушение Конституции России, где в ст. 34 сказано, что «не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию». Все провоцируемые Законом нарушения закреплены нормами его ст.7. В ней, в частности, говорится о необходимости оценки «изменения объёма продажи непосредственно конкурирующего товара, производимого в РФ на российском рынке», но ничего не сказано об обязательности учёта при этом его качества, удовлетворения потребительского спроса и конкурентоспособности. А в случае снижения у заявителей объёма продаж не требуется учитывать причины, почему это произошло: из-за низкой конкурентоспособности продукции, закрытия мощностей или по иным обстоятельствам. К примеру, на Череповецком заводе, входящем в группу «Северсталь-метиз», которая инициировала упомянутое защитное расследование в отношении импорта крепежа, демонтировали оборудование, на котором его изготавливали, и переводят производство на Орловский завод этой же группы. Поэтому и выпуск, и объём продаж этих изделий сократились. Однако снижение объясняется якобы вредным влиянием импорта. Через таможни проходит громадная номенклатура продукции, и отслеживать там, допустим, импорт швейных иголок по их размерам – занятие бессмысленное и невозможное. Поэтому все однородные по функциональному назначению товары и виды продукции объединены в соответствующие крупные группы с указанием минимума общих идентифицирующих признаков, и им присвоены соответствующие коды товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности – ТН ВЭД России. Закон требует (п. 4 ст. 25), чтобы расследования проводились в отношении импортных товаров только согласно ТН ВЭД, соответствующие коды которых обязательно указываются в сопроводительных таможенных документах. Однако в качестве объектов расследования в заявлении жалобщиков и уведомлении Минпромторга указаны болты с различными видами головок с диаметром наружной резьбы от 6 до 30 мм, а также соответствующие гайки и одновитковые пружинные шайбы. Но эти признаки идентификации в сопроводительных таможенных документах отсутствуют. Конечно же, таможенники не станут проверять, какие поступили болты – с шестигранной головкой или полукруглой, с усом или без уса, с квадратным подголовником или без оного (все это перечислено в уведомлении в качестве обязательных признаков идентификации объектов расследования). Таможенники должны руководствоваться только упомянутыми кодами, согласно которым различные болты образуют три группы, куда входят и различные винты, причём без указания диаметра резьбы, и различаемые только по прочности на растяжение. Все гайки разделены на две группы – с резьбой до 12 и свыше 12 мм, а все без исключения шайбы образуют одну группу вообще без каких-либо идентификационных отличий. Совершенно очевидно, что таможенники не смогут контролировать заявленные объекты расследования, против которых должны быть предприняты защитные таможенные ограничения – квоты и повышенная ввозная пошлина. Если же их контролировать по кодам ТН ВЭД, то под ограничения подпадет абсолютно вся номенклатура крепёжных изделий, изготавливаемых в стране. В частности, у «Северсталь-метиз» вместо 12 типов болтов, гаек и шайб, заявленных для защиты от конкуренции, будет избавлен от нее крепеж 20 наименований, то есть вся производимая компанией номенклатура, а на «ММК-Метиз» вместо 15 - крепеж 41 наименования (сведения о номенклатуре приведены на Интернет-сайтах компаний). Уже только по этой причине, возникшей из-за нарушения п. 4 ст. 25 Закона, Минпромторг вообще не имел права начинать расследование. Расследование или сговор? «Северсталь-метиз» и «ММК-Метиз» уже однажды жаловались, что им якобы мешают импортёры крепежа. По их заявлению 23 августа 2005 г. было начато антидемпинговое расследование в отношении почему-то только предприятий Украины, поставляющих болты и гайки. Проводило его тогда Министерство экономического развития и торговли, сотрудники которого допустили аналогичное нарушение Закона. При этом они пошли на поводу у жалобщиков ещё дальше. В качестве объектов расследования были указаны болты и гайки (кроме имеющих диаметр резьбы от 20 до 30 мм), изготавливаемые способом холодной или горячей штамповки. Затем все это перекочевало в правительственное постановление от 10 апреля 2007 г. На упомянутые болты и гайки украинского происхождения на 5 лет установили ввозную пошлину в размере 21,8% от их «таможенной» стоимости вместо действующих 15%. В результате импорт украинских болтов и гаек резко сократился, а их заменил крепёж из Китая. Любопытно, как на таможне контролируют технологические способы изготовления остатков украинского импорта крепёжных изделий, для которых введена повышенная таможенная пошлина? Ведь эти сведения отсутствуют в сопроводительных документах, и подобного таможенного контроля нет нигде в мире. Чиновники МЭРТа при этом расследовании обманули правительство еще и по показателям производства заявителей, грубо исказив их, о чем говорится ниже. Теперь правительство собираются подставить во второй раз. На сей раз сделают это чиновники Минпромторга, которые уже в самом начале нынешнего расследования допустили ещё ряд нарушений Закона. Замечу, понятие «машиностроительный крепёж», которым жалобщики и расследователи из Минпромторга обозначили болты и гайки с шайбами, - словосочетание некорректное и неопределенное. Ведь одни и те же болтовые соединения используются и в машиностроении, и в строительстве, и в мебели, и в конструкциях радиоэлектронных устройств, и для бытовых нужд. Поэтому в российских и международных нормативных документах понятия «машиностроительный» или, допустим, «строительный крепёж», характеризующие сферу его использования, отсутствуют, а стандартным является термин «изделия крепёжные». У нас при этом в крепежных изделиях различают крепёж общего назначения и железнодорожный крепёж, в номенклатуру которого входят костыли для крепления колеи, противоугоны и специальные болты с гайками. Оговорка в уведомлении Минпромторга, что «объектом расследования не является машиностроительный крепеж, предназначенный для моторных транспортных средств, крепления узлов и деталей моторных транспортных средств» - просто абсурд. Ну, кто станет проверять, как используется в дальнейшем «машиностроительный крепёж» - для моторных транспортных средств, что будет указано в сопроводительных документах, или для крепления дачных заборов? К тому же, это исключение также не соответствует ТН ВЭД. Законом предписано (п.12 ст. 25), что «орган, проводящий расследование, до принятия решения о его начале в течение 30 дней со дня регистрации заявления изучает достаточность и точность содержащихся в нем доказательств и сведений. Срок может быть продлен до 60 дней». Согласно нормам той же статьи 25 для расследования необходимо, чтобы заявители производили более половины общероссийского объёма продукции, которую они хотят защитить от конкуренции с импортной, а каждый из них – не менее 25%. Кроме этих данных в заявлении требуется указать также объёмы производства, выручку и ряд других сведений. При их недостоверности согласно п.10 ст.25 заявление должно быть отклонено. В уведомлении Минпромторга со ссылкой на данные заявителей утверждается, что с 2006-го по 2008 г. на их долю приходилось в среднем 70% от общероссийского объёма производства крепежа - предмета расследования. Использование данных заявителей в качестве исходных для расследования означает, что они, как это положено по Закону, еще до начала расследования были в министерстве проверены и признаны достоверными. Однако годовые отчёты самих заявителей и сведения, приведённые в журнале «Метизы» (см. таблицу), свидетельствуют об ином. Среднегодовая доля «ММК-Метиз» и «Северсталь-метиз» в 2006-2008 годах суммарно составляла, на самом деле, лишь 33,58% от общего объёма производства в стране соответствующих болтов, гаек и шайб, а доля каждой из компаний была намного меньше 25%, в чем нетрудно убедиться, если выполнить несколько простых арифметических операций с данными из приведенной таблицы. Это несоответствие нормам Закона также не позволяло начать расследование.

Поделиться
Загрузить мобильное приложение
google play app store

ООО "ТК Болт.Ру"

Наш адрес: 119571 Москва Ленинский пр-т 156

Юридический адрес: 140180, МО, г. Жуковский, ул. Гагарина, д.58, пом. 4

тел./факс: (495) 775-42-05 723-71-73 многоканальные

ОГРН - 1107746603590

Фотографии на сайте могут отличаться от реальной продукции

bolt.ru to top