Согласно уведомлению суммарный объём производства расследуемого крепежа с 2006-го по 2008 г. у заявителей якобы сократился на 13,9% (какая поразительная точность!). Но это утверждение безграмотное, так как не указан базовый отрезок времени для сравнения. Согласно Закону необходимо сравнивать показатели за последние три года с трёхлетним предшествовавшим периодом. Если заглянуть в приведенную таблицу, то, проведя несложные арифметические операции, можно убедиться в обратном: суммарный объём производства у заявителей в сравниваемые по Закону периоды вопреки утверждению расследователей не сократился на 13,9%, а возрос на 29,5%. Неверны также сведения о соотношении объёмов производства заявителей и импорта, причём, такое сопоставление некорректно, да и по Закону не требуется. Явную липу представляют собой и сведения об увеличении мощностей у заявителей с 2006-го по 2008 г. на 36,25 при снижении их загрузки на 18%. При таких показателях объём производства в 2008 г. должен был возрасти в сравнении с 2006 г. на 18,2%. Однако, если заглянуть в ту же приведённую в статье таблицу, то окажется, что суммарный объём производства расследуемого крепежа у заявителей снизился с 59445 т в 2006 г. до 56055 т в 2008 г. или на 5,7% Совершенно очевидно, что сотрудники департамента госрегулирования внешнеэкономической деятельности Минпромторга вопреки требованиям Закона не проверили предварительно достоверность представленных заявителями сведений и даже не прочли их внимательно, незаконно начав расследование. Объяснить это можно либо явным пренебрежением служебными обязанностями, либо сговором с заявителями в коммерческих интересах последних, либо некомпетентностью в вопросах производства. Но в любом случае можно говорить о нецелевом использовании бюджетных средств, уже потраченных и которые еще потратят на незаконное расследование. Подобное произошло и при первом антидемпинговом расследовании МЭРТом импорта украинских болтов и гаек, о котором упоминалось выше. Чиновники МЭРТа в своем докладе о результатах расследования без всякого стеснения указали, что исходили лишь из данных, представленных заявителями – «Северсталь-метиз» и «ММК-Метиз». Правда, сами эти данные в докладе почему-то отсутствуют. Видимо, они «конфиденциальны», так как есть причины их скрывать. Но указана суммарная относительная доля заявителей в общем объёме производства этого крепежа в стране за 2002, 2003, 2004 год и 1 полугодие 2005 г. - соответственно 87, 86, 82 и 98%. Однако согласно отчётности самих заявителей и сведениям, опубликованным в журнале «Метизы» (см. таблицу), картина на самом деле оказывается совсем иной. Доля заявителей в 2002, 2003 и 2004 годах в объёме производства крепежа в России была намного меньше и составляла 24,6%, 24,3% и 21,9% соответственно, а среднегодовая доля была равна 23,6%, но в отчёте записано 85,7%. Что касается 2005 г., то эта доля в действительности составила 24,1%, что никак не может соответствовать значению 98% (!) за 1 полугодие, указанному в отчёте МЭРТа. Не проверив достоверности представленных сведений, в бывшем МЭРТе также не имели права начинать расследование в отношении импорта крепежа по первому заявлению «Северсталь-метиз» и «ММК-Метиз». Получается, что чиновники, уже однажды обманув правительство в интересах упомянутых компаний, теперь могут сделать это вторично. Очевидно, антидемпинговые меры, принятые по «результатам» предыдущего расследования, следует срочно отменить, а начатое сейчас расследование как тоже незаконное прекратить. Любопытно, понесёт ли кто-нибудь за это наказание? Вот что сказал по этому поводу координатор совета Ассоциации «Росметиз» Александр Семенов, бывший главный инженер Московского метизного завода, авторитетный специалист в этой области производства: «Если в ходе расследования Минпромторг примет одностороннее решение - в пользу изготовителей крепежа, и правительство с этим вновь согласится, то российская экономика может понести серьезные убытки. Ведь многие отрасли России, такие как машиностроение, строительство, приборостроение, автомобилестроение, газовая и нефтяная промышленность, предприятия по производству автокомпонентов, бытовой техники и другие используют в своем производстве крепежные изделия, поставляемые по импорту, так как отечественных не хватает. Российские предприятия были бы рады использовать качественный российский крепеж, но его просто нет. Крепежные изделия, которые выпускают «Северсталь-метиз» и «ММК-Метиз», не выдерживают критики ни по качеству, ни по ассортименту, ни по цене. Оборудование и технология производства метрического крепежа на этих предприятиях настолько устарели, что никакие меры против импорта их не спасут. Эти предприятия подвели Россию, а теперь ради сохранения своей прибыли вместо того, чтобы наладить производство классного крепежа, просят правительство избавить их от конкурентов. Поэтому «Росметиз» будет защищать интересы российских потребителей метизов. Только так могут быть созданы условия для дальнейшего развития отрасли» . Сказанное Александром Семеновым подтверждается динамикой внутреннего спроса крепежа общего назначения и его импорта (см. табл.). Неудовлетворённость внутреннего спроса по качеству, номенклатуре и количеству крепёжных изделий, а также высокие цены вынуждают некоторых потребителей создавать собственное производство нужных болтов, гаек и шайб. В прошлом году омское НПО «Мостовик» совместно с крупной китайской компанией открыло в провинции Шаньдун в КНР производство высокопрочных крепёжных изделий 20 наименований по новым технологиям. Годовая производительность завода составляет 20 тысяч тонн, и этот объём предназначен в основном для нужд самого «Мостовика». Если проводимое Минпрпомторгом защитное расследование в отношении импорта крепежа завершится повышением ввозной таможенной пошлины, оно распространится и на изделия, которые «Мостовик» производит на своём заводе в Китае и импортирует в Россию для объектов, которые строит. За что же наказывать предприятие, учитывая, что ни «Северсталь-метиз», ни «ММК-Метиз» не удовлетворяют его нужды? В чьих интересах начата война на металлургических рынках? Спрашивается, почему же было инициировано и незаконно начато расследование в отношении импорта крепежа? Ведь помимо недостоверности представленных данных об объёмах производства у заявителей, его доля в производстве всей продукции и выручке этих компаний весьма мала. Даже у наиболее успешной компании «ММК-Метиз», доля всей метизной продукции которой в 2007-м и 2008 г. согласно отчётности составляла 31% её общероссийского объёма, крепеж общего назначения в объеме продукции компании не превышал 4,7 и 5,4%, в выручке – 7 и 8% при средней рентабельности производства 6 и 3% соответственно. Аналогичные показатели «Северсталь-метиз» были еще ниже. Так что, надо полагать, крепеж ну никак не мог быть причиной для незаконной жалобы на импортеров, мешающих хорошим «танцорам». Спрашивается, а в чьих интересах все это затеяно? Ведь упомянутые выше расследования были не единственными. В декабре прошлого года Минпромторг завершил расследование импорта нержавеющих труб с внешним диаметром до 426 мм и рекомендовал правительству увеличить почему-то пошлину только на трубы, ввозимые из Китая и Бразилии до 28%. Прошло уже полгода, но решение вопреки Закону, которым на это отводится две недели, пока не принято. Надо полагать, из-за высоких цен на отечественные трубы, которые значительно превышают по стоимости импортные. Тут никакие пошлины не помогут, а если их ввести, строительство трубопроводов вновь подорожает. Ещё одно расследование начато в марте этого года. На сей раз - в отношении импорта проката, содержащего никель. И вновь среди виноватых в том, что их продукция вследствие более низкой себестоимости объективно дешевле аналогичной российской примерно на 50-60%, оказались поставщики из Китая. Продолжается антидемпинговое расследование и в отношении металлопроката с полимерным покрытием. И в этом случае виноватыми вновь оказались китайские поставщики, продукция которых в 2007 г. была примерно на 50% дешевле российской. А в числе жалобщиков значатся все те же «Северсталь» и «Магнитогорский металлургический комбинат». Вполне возможно, Минпромторг проводит ещё какие-то расследования в отношении импорта металлопродукции, но не вся информация о них оказывается публично доступной. На Интернет-сайте министерства есть специальная страница, посвящённая этим вопросам, однако часть уведомлений на ней почему-то отсутствует, в том числе и о проводимом расследовании импорта крепежа. Зато можно прочесть победную реляцию о повышении ввозной пошлины… на ложки! Любопытно, существует ли документ, ограничивающий перечень продукции, на импорт которой разрешено вводить заградительные меры? Ведь без такого списка можно дойти до полного абсурда. Отсутствуют на сайте и все приказы министерства о проведении расследований. Хотя по другим вопросам приказы «вывешены». Может быть, делается это специально, чтобы скрыть расследования от противников? Ведь ими являются, в первую очередь, потребители. А по Закону согласно ст. 37 их интересы, а, следовательно, интересы страны, может защитить только Правительство России. Логика тех, кто разрабатывал и принимал этот законодательный акт, вызывает, мягко говоря, недоумение. Спрашивается, для чего нужно не менее года проводить расследование, результаты которого Законом однозначно предопределены в пользу жалобщика, и тратить на это немалые бюджетные средства? Ведь решение по результатам расследования по Закону принимает Правительство РФ, на что отводится всего 14 дней. Причем, принимает совсем по другому вопросу: понесут ли ущерб потребители и экономика страны от введения мер, ограничивающих импорт той или иной продукции. А для этого требуются совсем иные исследования, которые за отводимые Законом 14 дней не провести. Это анализ потребительского спроса и его удовлетворения отечественными производителями, сравнение качественных характеристик и выявление причин неконкурентоспособности отечественной продукции по сравнению с аналогичной импортной, анализ причин спада производства, и многое другое. Отсутствие этих норм в Законе делает его не столько бессмысленным, сколько опасным для экономики страны. Зачем же принимали такой, с позволения сказать, законодательный акт? Расследование, которое ведётся по показателям трёх лет, предшествовавших подаче заявления, может тянуться не один год. Поэтому при введении меры, ограничивающей импорт, ситуация к этому времени может в корне измениться, и будет получен результат, противоречащий интересам жалобщиков. К примеру, при введении в 2007 г. антидемпинговой меры в отношении украинских болтов и гаек заявители «Северсталь-метиз» и «ММК-Метиз» так и не смогли занять освободившуюся нишу. Её заняли китайские поставщики более качественной и дешёвой продукции, после чего импорт этих изделий за 2007 год возрос до 123,2 тысяч т или в 1,8 раза по сравнению с предыдущим годом, а доля Китая в нём превысила половину. Нынешние расследования Минпромторгом импорта крепежа и металлопроката из Китая вызовут, надо полагать, вскоре ответную реакцию. Ведь продолжающийся экономический кризис, которому конца не видно, вынуждает многие страны из-за снижения потребительского спроса на их внутренних рынках ограничивать ввоз чужой продукции для поддержания бюджетных доходов. Такая политика активно проводится сейчас и в Китае, куда в 2007 г. российские компании поставили более 1 млн. металлопродукции. Недавно стало также известно, что правительство Индии планирует увеличить до 25% ввозную пошлину на импорт горячего проката из 15 стран, включая Россию. Кроме того, предлагается установить дополнительно заградительные пошлины на импорт всех видов горячего проката (стальных рулонов, листов и полос), поставляемого в Индию по ценам менее чем $600 за тонну. Поводом для такого решения послужило то, что в апреле этого года российские горячекатаные рулоны поставлялись в Индию по ценам $400-420 за тонну, тогда как внутренние цены составляли $500-535. Прежде на подобные вещи обращали мало внимания. Разница в 100 и более долларов – это та дотация, которую российские импортёры получают от российских налогоплательщиков в рублёвом исчислении. Часть её образуется за счёт существенного превышения курса обмена рубля и доллара по отношению к паритету их покупательной способности. Последнее международное сличение по ВВП, проведённое в 2005 г., показало, что паритет составлял 12,74 рубля к доллару при курсе 28,28 рубля за доллар. Вторая составляющая дотации образуется за счёт относительно низких цен на многие ресурсы, используемые для производства экспортной продукции. Эти ресурсы, более дешевые, чем за рубежом, например, газ, реэкспортируются в составе готовой продукции, создавая при этом дополнительную прибыль. Последнее обстоятельство является одним из препятствий для вступления России в ВТО. Хотя вопрос решается просто: цены на ресурсы, используемые для изготовления экспортной продукции, должны при налогообложении приниматься равными соответствующим зарубежным ценам в пересчёте по валютному курсу, а на внутреннем рынке цены сохраняются прежними. Чтобы избежать обмана, экспортёры должны будут для возврата НДС представлять счета-фактуры о приобретённых ресурсах. Дотационная «поддержка» экспорта, позволяющая Минфину накачивать бюджет инфляционными рублями, в условиях кризиса грозит обернуться массовыми расследованиями против субсидируемой российской продукции, поставляемой в другие страны. В 2007 г. из общего объёма произведённой стали в размере около 72 млн. т свыше 31 млн. было экспортировано в виде металла и металлопродукции. Трудно сказать какая часть экспорта будет заблокирована – в Минпромторге исследованиями внутреннего и внешнего рынка не занимаются, а проводят «расследования». Вместе с тем, как отмечалось, санкции против китайской металлопродукции в США и России могут привести к её перетокам на рынки стран Европы, где она начнёт вытеснять неконкурентную продукцию российских металлургических компаний. В результате многие из них вынуждены будут в той или иной мере свернуть производство в России, и для поддержания рентабельности увеличить цены. Рост цен, в свою очередь, может привести к определённому сворачиванию производства на многих потребляющих металлопродукцию предприятиях российской экономики, что в итоге усугубит кризис. А как повлияет на усиление кризиса увеличение ввозной пошлины на крепеж, в отношении импорта которого начато расследование Минпромторгом? Потребляемая в стране номенклатура крепежа общего применения составляет, по экспертным оценкам, около 3 тысяч видов, включающих примерно 80 тысяч типоразмеров. Производят же у нас не более 200 видов или порядка 20 тысяч типоразмеров, остальные ввозят из-за рубежа. Крупные предприятия потребляют обширную номенклатуру болтов, гаек и шайб, например, ВАЗ использует около 3 тысяч типоразмеров крепежа различного вида. Каждый из заводов, его изготавливающих, и у нас и за рубежом, из чисто экономических соображений специализируется на производстве ограниченной номенклатуры. Как отмечалось выше, «Северсталь-метиз» и «ММК-Метиз», которые инициировали обсуждаемое расследование, производят всего 12 и 41 видов соответственно и далеко не все их типоразмеры. Конечно, потребители не станут бегать в поисках отдельно каждого вида или типоразмера, а многим, особенно мелким предприятиям, требуется различная номенклатура болтов с гайками и шайбами, но в относительно небольших количествах каждого из видов. Поэтому рынок метизов вообще и крепежных изделий, в частности, во всём мире держится на трейдерах. Они на своих складах накапливают громадные количества типоразмеров, распродавая их крупными и мелкими оптовыми партиями в запрашиваемых комплектах. По имеющимся у меня неофициальным сведениям, российские трейдеры концентрируют у себя по 10 -15 тысяч типоразмеров. Поэтому иметь дело с крупным оптовым покупателем-посредником удобно не только потребителям, но продавцам, в том числе зарубежным. Меры по ограничению импорта крепежа предполагается предпринять в отношении всех его видов. Заявители просят в дополнение к ввозной пошлине, равной 15%, ввести еще специальную пошлину в 36% (почему не до 37?). Это приведёт к существенному удорожанию ввозимых болтов и гаек. В результате трейдеры лишатся всей своей прибыли и вынуждены будут закрыть бизнес, после чего рынок крепёжных изделий исчезнет. Начнут тогда останавливаться и сборочные производства, где требуемая номенклатура крепежных изделий во многом обеспечивается за счет их импорта. Замечу, за счет более дешевого импортного крепежа трейдеры, комплектуя его по заказам с отечественным, в крупных продаваемых партиях могут делать немалые скидки. Такая выгодная возможность для потребителя тоже исчезнет. Так как при таком развитии событий внутри страны существенно снизится спрос на крепежные изделия, то может свернуться их производство и на предприятиях жалобщиков. Спрашивается, затеяно все это по дурости и некомпетентности, или «пешкой» жертвуют осознано, ради некоего стратегического выигрыша? Кто же в таком случае может выиграть? В выигрыше, возможно, окажутся несколько металлургических компаний, имеющих значительные производственные мощности за рубежом. Самыми большими зарубежными активами владеет группа «Северсталь», треть металлургических мощностей которой находится за пределами России. В 2007 году предприятия группы выпустили более 17,5 млн. т стали. Выручка за 2008 год по МСФО составила $22,39 млрд., чистая прибыль — $2,034 млрд. В Соединённых Штатах на начало этого года её сегмент «Северсталь Северная Америка» охватывал 14 предприятий, из которых было 9 дочерних, полностью принадлежащих группе. По объёмам производства сегмент в прошлом году занимал 4 место в США с оборотом в 5,319 млрд. долларов. Но из-за снижения спроса на продукцию и нерентабельности некоторых вновь приобретённых предприятий год оказался убыточным. Другой сегмент – Луккини включает 29 предприятий, расположенных во многих странах Европы, среди них несколько компаний-трейдеров. Сегмент рентабелен, его выручка в прошлом году составила 3,97 млрд. долларов. Если начнется вытеснение российских экспортеров металлопродукции из США и стран Европы, то вполне вероятно их во многом заместят расположенные там предприятия «Северстали». При этом им можно будет использовать также сырье и полуфабрикаты, производимые на российских предприятиях группы, которым не грозят таможенные санкции. В 2007 г. предприятия «Северстали», находящиеся в России, произвели 11867 тысяч т стали, а из неё выработали 10702 тысячи т проката и металлоизделий, или 16 и 18% соответствующих общероссийских объёмов. Из этого объема было экспортировано 2540 тысяч т металлопродукции, в том числе в Европу - 1432 тысячи, а в Китай – всего 2 тысячи т, или 13 и 0,02% от произведённого количества соответственно (данные корпорации «Чермет»). Выручка составила почти 186,7 млрд. рублей, прибыль – 57,17 млрд. рублей или 30,6%, а доля в отрасли - 10 и 20% соответственно. Конечно же, я весьма далёк от мысли, что владелец группы «Северсталь» и её генеральный директор Алексей Мордашов, которому принадлежат или подконтрольны свыше 82% её активов, заранее, да еще в сговоре разработал возможную версию развития событий на металлургических рынках с целью устранения в условиях кризиса своих российских и китайских конкурентов. Ведь Алексей Мордашов – активнейший сторонник вступления России в ВТО и даже возглавляет рабочую группу в РСПП по этой проблеме. Это ли не свидетельство о стремлении к честной конкуренции с российскими и зарубежными производителями продукции, включая производство крепёжных изделий? Просто вследствие проводимой в России с 1992 г. экономической политики карты так ложатся. Поэтому все чаще приходится работать на «чужого дядю», сокращая в стране товарное производство отечественной продукции, из-за чего непрерывно возрастает импорт всего и вся. В результате проведения такой политики страна оказалась в состоянии перманентного экономического и финансового кризиса и выживает в основном за счёт экспорта углеводородов, металла, а также металлопродукции, большей частью - первых переделов ( см. «Очередной экономический кризис в России – порождение её хронической денежной дистрофии. Как излечить больной организм?» - «Промышленные ведомости», № 11, ноябрь 2008 г.). Экономические условия в стране делают невыгодными инвестиции в товарное производство, в том числе из-за крупных рисков. Поэтому те же российские металлургические иерархи вынуждены вывозить за рубеж капитал, накапливаемый за счёт госдотации экспорта и вырученный от продажи российских активов. По тем же причинам и ввиду отсутствия выгодных перспектив расширения сбыта внутри России игнорируется необходимость воспроизводства основных фондов и внедрения новых технологий. Поддерживать «конкурентоспособность» избранным товаропроизводителям помогают, как отмечалось, на внутреннем рынке – Закон, направленный против интересов потребителей, а при экспорте – дотации за счёт завышенного курса обмена рубля на доллар с евро и реэкспорта более дешёвых на внутреннем рынке ресурсов в составе готовой продукции. Без устранения принципиальных причин деградации российской экономики и её реформирования нельзя будет решить проблемы реального сектора вообще и металлургической отрасли в частности. Возможные пути реформирования подробно рассмотрены в упомянутой выше публикации.

Поделиться
Загрузить мобильное приложение
google play app store

ООО "ТК Болт.Ру"

Наш адрес: 119571 Москва Ленинский пр-т 156

Юридический адрес: 140180, МО, г. Жуковский, ул. Гагарина, д.58, пом. 4

тел./факс: (495) 775-42-05 723-71-73 многоканальные

ОГРН - 1107746603590

Фотографии на сайте могут отличаться от реальной продукции

bolt.ru to top