От рынка для Буратино к правовому регулированию в экономике и торговле Происходящее – результат не только проводимой экономической политики, но и неэффективного управления экономикой, о чём говорил и, будучи президентом страны, Владимир Путин, признав, что трёхуровневая структура правительства «не сработала». Иначе говоря, принцип разделения властей, пригодный для управления государством, рыночной экономике не подходит. Структура системы управления вторична по отношению к выполняемым ею функциям и должна являться моделью их совокупности. Нынешние функции министерств – написание всяческих директив, в том числе в виде нормативных документов, формально не изменились с советских времён. Но эти бумаги тогда были наполнены каким-то реальным по смыслу содержимым и выполнялись, так как министерства и ведомства в Советском Союзе представляли собой, говоря языком рынка, холдинговые компании, которые управляли подчинёнными предприятиями и являлись хозяйствующими субъектами, действовавшими в рамках общего государственного плана. Сегодня положение и роль министерств и ведомств совершенно иные. Поэтому и функции управления должны отвечать целям и условиям рыночной экономики, а для реализации функций требуется создать соответствующую структуру. Но большие сложные системы, к каковым относится и рыночная экономика, не возникают и не функционируют сами по себе. Их надо строить и управлять ими в соответствии с заданными целями и критериями. Рыночная экономика – не исключение. Чтобы она устойчиво работала и развивалась без кризисов дефицита и перепроизводства продукции необходимо добиваться баланса ресурсов, спроса и предложений товаров и услуг. Для этого надо поддерживать баланс товарно-денежного обращения за счёт выпуска в оборот соответствующей денежной массы, а государство должно создавать правовые и экономические условия, которые обеспечивали бы эквивалентность товарооборота по стоимости и учитывали различия условий хозяйствования субъектов экономической деятельности. Эти условия создаются государственным управлением финансами, устранением диспаритета цен и их регулированием для поддержания относительной ценовой стабильности, дифференциацией налогообложения для выравнивания условий хозяйствования, причем нынешнее налогообложение необходимо принципиально изменить, чтобы исключить многократное изъятие одних и тех же налогов, нормированием прибыли и др. Подробно предлагаемые механизмы, реализующие эти меры, описаны в упомянутой выше статье и публикации «Налогообложение для инновационной экономики» («Промышленные ведомости» № 6, июнь 2008 г.). Поддержание баланса товарно-денежного обращения, помимо упомянутых мер, чтобы избегать кризисов требует, прежде всего, общегосударственного индикативного планирования развития экономики — отраслевого и межотраслевого. К примеру, в производстве автомобилей или авиалайнеров используются тысячи технологий, и участвуют тысячи предприятий большинства промышленных отраслей, включая производящие специальные виды крепежа. Кто-то же должен координировать и балансировать их кооперацию и тем самым поддерживать баланс соответствующего товарно-денежного обращения? В советские времена за это отвечали Госплан и соответствующие министерства и ведомства. Сегодня правительство лишено этих функций, а ни одно корпоративное объединение в России ввиду ограниченности его возможностей, в том числе властных, такое дело не потянет. Все годы либерал-реформаторы выталкивали государство из экономики куда подальше, хотя бизнес, чтобы «знать свой маневр», нуждается в стратегических и тактических ориентирах. Поэтому, учитывая масштабы страны и её экономики, во избежание дальнейшего нарастания хаоса в управлении экономикой, а также вывоза капитала за рубеж необходимо упорядочить хозяйственную, во многом хаотичную, деятельность множества субъектов экономических отношений. Добиться этого можно только путём государственного индикативного планирования развития экономики, основанного на разработке научно обоснованных балансов ресурсов, спроса и объемов производства продукции. Такое планирование необходимо также для проведения объективной бюджетной политики с формированием федерального бюджета, сбалансированного по доходам и расходам, то есть без искусственно создаваемого профицита. Ведь на создание профицита из экономики отвлекались громадные средства, использование которых для ее же воспроизводства позволяло бы наполнять казну доходами, многократно превышающими сам профицит. А избыточность налоговых поборов дополнительно нарушает баланс товарно-денежного обращения и усиливает инфляцию. Для управления экономикой в нынешних условиях, как отмечалось, придется изменить функции многих министерств и соответственно структуру управления экономикой. Думается, что должен быть создан общефедеральный орган индикативного макроэкономического планирования и разработки макроэкономических балансов ресурсов и объемов производства продукции, основанных на научных прогнозах их спроса и предложения. А министерства в соответствующих секторах экономики должны заниматься отраслевым планированием и разработкой соответствующих балансов производства и потребления. Для реализации рекомендованных макроэкономического и отраслевых планов потребуется также разрабатывать индикативные планы межрегионального развития и кооперации производства и соответствующие балансы. Поэтому потребуется создать федеральное министерство межрегионального макроэкономического планирования, в федеральных округах – министерства окружного планирования и социально-экономического развития, подобные хрущевским совнархозам, а в субъектах Федерации – соответствующие региональные органы. В новых условиях управления значительно возрастет значимость государственного нормативно-правового регулирования, в том числе торговли и стандартизации продукции. Как сегодня регулируются отношения в торговле видно не только на примере хаоса в ценообразовании. Это наглядно демонстрируют и противоимпортные расследования, правила проведения которых регламентированы соответствующим Законом. Некоторые его опасные для экономики страны пороки рассмотрены выше. Но это не всё. Прописанные в нём меры – специальные защитные, антидемпинговые и компенсационные, ограничивающие в той или иной мере импорт товаров, вообще лишены здравого экономического смысла. Так, защитные меры в виде установления повышенных пошлин и квот на ввоз продукции вводятся вообще по декларативному заявлению жалобщиков, что импорт якобы наносит серьёзный ущерб отрасли вне зависимости от породивших его причин и без какого-либо учёта интересов потребителей. Причём критерии серьёзности ущерба, как отмечалось, отсутствуют. Введение антидемпинговой меры, как следует из её названия, имеет абсурдное обоснование. Если вдуматься, то спрашивается, какой дурак станет продавать продукцию себе в убыток, т. е. по цене ниже себестоимости? Ведь альтруистов в бизнесе не бывает. Замечу, руководители компаний «Северсталь–метиз» и «ММК-Метиз» явно лукавили, ходатайствуя о проведении специального защитного расследования вместо антидемпингового. Ведь основные конкурентные преимущества импортируемого, в том числе китайского, крепежа – более низкие цены вследствие существенно меньшей себестоимости при значительно лучшем качестве. Именно эти факторы наносят «серьезный ущерб» жалобщикам. Поэтому они и просят в дополнение к ввозной пошлине, равной 15%, ввести еще специальную защитную в размере 36%. Обе упомянутые меры вводятся фактически по одним и тем же причинам, хотя регламентируемые Законом основания несколько разнятся. Но продажа импортной продукции по более низким ценам вследствие её низкой себестоимости по сравнению с отечественной демпингом не является. Это просто добросовестная конкуренция в интересах потребителей, поощряемая во всём мире законодательно. К тому же, эти меры, как отмечалось, в нарушение ст.34 Конституции РФ и ФЗ «О защите конкуренции» ограничивают конкуренцию на внутреннем рынке, и обеспечивают на нём доминирующее положение отечественным монополистам, провоцируя тем самым различные злоупотребления и недобросовестную конкуренцию. Поэтому в стране, в частности, значительно выросли цены на металл (прибыль некоторых компаний недавно достигала 60%), чем усиливается ценовая инфляция. Её дополнительному росту способствует увеличение ввозных пошлин, включаемых в цены. Пошлины же в итоге выплачивает российский потребитель, чем компенсирует импортёру соответствующие затраты. Иначе как абсурдной, такую меру назвать нельзя. И ещё одно обстоятельство. Обе меры способствуют технологическому застою, отбрасывая отечественную экономику всё дальше от мирового прогресса. Таким образом, эти меры являются не только антиконституционными, но и экономически абсурдными и вредными. А какой смысл в третьей мере, компенсационной, согласно которой в дополнение к ввозной пошлине вводится ещё и компенсационная? Такой же, как в двух остальных. Компенсационная пошлина должна якобы нейтрализовать воздействие на защищаемую отечественную продукцию субсидий иностранного государства на ввозимую оттуда продукцию. Но и эту дополнительную пошлину также в итоге выплачивают отечественные потребители, компенсируя зарубежному продавцу соответствующие затраты. Спрашивается, а стоит ли овчинка выделки? При ввозе в страну товаров импортёры на таможне помимо ввозной пошлины выплачивают также НДС, акцизы и различные таможенные сборы. Согласно таможенной статистике общая сумма таможенных платежей, перечисленных в прошлом году в бюджет, составила 4694,5 млрд. рублей, в том числе ввозная пошлина – около 625,57 млрд. рублей или 13,3%. А по отношению к общей сумме прошлогодних доходов консолидированного бюджета, составившей 16003 млрд. рублей, доля ввозной пошлины не превысила 3,9%. Как отмечалось, эту пошлину, поступающую в доход бюджета, импортёры включают в цену своей продукции, и её компенсируют им российские покупатели. Поэтому пошлина оборачивается для российского населения, которое в итоге выплачивает все налоги в стране, за исключением вывозных пошлин при экспорте, дополнительным налогом. Взимают же его для создания условий недобросовестной конкуренции некоторым российским товаропроизводителям и реализации их более дорогой и менее качественной продукции. Спрашивается, почему потребители должны оплачивать ущемление собственных интересов и интересов самого государства, так как ввозные пошлины увеличивают ценовую инфляцию, с которой государство многие годы безуспешно пытается бороться? Еще никто не посчитал, во что обходятся бюджету антиимпортные расследования, и окупают ли принимаемые меры конечный результат, на который влияет еще одно важное, неучитываемое обстоятельство. Рост цен на импортную продукцию, вызываемый увеличением ввозных пошлин, вызывает в нелинейной прогрессии подорожание всего того, что производят с ее применением. Далее подорожавшие ресурсы, комплектация и оборудование, изготавливаемые с применением ставшими более дорогими импортными компонентами, бумерангом возвращаются к жалобщикам в виде возросших издержек. Вывод напрашивается сам собой: антиконституционный, социально и экономически вредный Закон надо срочно отменять. Необходимо по этим же причинам впредь запретить и антиимпортные расследования по нынешним критериям, договорившись с другими странами об изменении правил внешней торговли. Они должны удовлетворять балансу интересов потребителей и товаропроизводителей, и обеспечивать условия безопасности государств. Вместо ввозных таможенных пошлин - государственные стандарты В стране давно назрела необходимость в разработке и внедрении системы правового регулирования торговли, включающей регулирование рыночных взаимоотношений продавцов и покупателей на внутреннем и внешнем рынках, ценообразования, импортных и экспортных потоков, таможенный контроль и контроль качества продукции, и многое другое. Все эти аспекты взаимосвязаны и образуют комплексную проблему, решение которой требует координации действий. У нас же сегодня кто-то кроит рукава для пиджака, кто-то шьёт брюки, кто-то пришивает пуговицы и т. д., но за качество костюма ответственности никто не несёт. Поэтому он оказывается непригодным. Так, главсанврач страны волюнтаристски запрещает ввоз в Россию более качественной, нежели отечественная, белорусской молочной продукции, на которую давно выданы все необходимые подтверждения её соответствия российским нормам. Тем самым он взял на себя функции таможни, видимо, не осознавая, что у нас с Беларусью общая таможенная территория. Но по сей день отсутствуют единые нормативные документы, регламентирующие качество продукции, допускаемой на общий рынок, и ни одна из сторон не имеет права навязывать другой стороне свои внутренние нормативно-правовые акты. В то же время основной виновник отсутствия таких единых документов, отвечающий за регулирование отношений на общих таможенных территориях, министр экономического развития Набиулина в беседе с Владимиром Путиным искренне удивилась, что у нас с Беларусью эти документы, оказывается, не гармонизированы. Надо полагать, ей неведомо, что они должны быть не гармонизированными, а едиными. Другой федеральный орган регулирует тарифы для естественных монополий, непрерывно и с опережением по отношению к росту цен на все виды продукции повышая их, чем также поддерживается рост ценовой инфляции и провоцируется спад производства. Совершенно очевидно, что для правового комплексного регулирования торговых отношений необходимо создать федеральное министерство торговли. Как известно, система управления любым объектом для его устойчивого функционирования требует наличия прямых и обратных связей, реализуемых звеньями регулирования и контроля соответственно. Поэтому будущему минторгу, если его создадут, должны быть переданы все функции регулирования и контроля торговых отношений на внутреннем и внешнем рынках. Это контроль и регулирование цен и ценообразования, контроль качества продукции на рынках, регулирование импортных и экспортных потоков, товаров и услуг, принятие мер по пресечению злоупотреблений монополистами своим доминирующим положением на рынке и многие другие функции. При этом ряд нынешних федеральных органов, в частности ФАС, службу, которая явно не справляется с возложенными на нее обязанностями, понадобится ликвидировать, а некоторые другие органы, в том числе таможенную службу и Ростехнадзор, передать в ведение нового министерства. Министерство экономического развития и Минпромторг надо будет освободить от несвойственных им функций регулирования торговых отношений, с которыми они явно не справляются хотя бы в силу ограниченности возможностей. Вопрос этот выходит за рамки публикации, поэтому кратко остановлюсь лишь на предлагаемых принципах регулирования импорта продукции. Как показано выше, Закон, регламентирующий вредные для страны антиимпортные расследования, необходимо отменить. Надо отказаться и от регулирования размера ввозной пошлины, установив для формальности её ставку постоянной и небольшой, 1-2% от цены контракта, либо вовсе отказаться от нее, чтобы не усугублять инфляцию. Регулировать объёмы и номенклатуру импорта представляется целесообразным государственной стандартизацией определённых качественных характеристик продукции, которым она должна удовлетворять при использовании её внутри страны, а также путём установления квот на ввоз в страну продукции, но по объективным критериям. К сожалению, стандартизация уже давно бездумно разрушается с принятием в 2002 г. ФЗ «О техническом регулировании» ( см. «Хаос в экономическом законодательстве и его опасные последствия. Как их устранить». – «Промышленные ведомости» № 7, июль 2008 г.). Обязательность применения государственных стандартов этим актом отменена, а вместо них как обязательные для применения введены так называемые технические регламенты в статусе федеральных законов. Но они регламентируют лишь требования к безопасности продукции, а не к её качеству, что для многих видов товаров и услуг просто абсурдно. За 6 лет действия ФЗ «О техническом регулировании» принято лишь несколько техрегламентов его нарушающих и явно смахивающих на недоделанные стандарты. В результате наш внутренний рынок и потребители оказались весьма слабо защищенными в правовом отношении от экспансии некачественной продукции, в том числе зарубежной. Восстановление обязательности применения ГОСТов при упразднении техрегламентов помимо многих прочих проблем позволило бы также регулировать потоки импортной продукции. Во-первых, при несоответствии зарубежной продукции нашим характеристикам качества, указанным в соответствующих государственных стандартах, её импорт был бы запрещён. Во-вторых, изменением нормируемых ГОСТами характеристик качества можно будет заставлять отечественных товаропроизводителей внедрять в производство прогрессивную продукцию, для чего потребуются новые передовые технологии. Введение в действие обновлённых стандартов относительно момента их обнародования будет задерживаться на время, достаточное для внедрения соответствующих технологий. Если после этого срока спрос на новую продукцию будет полностью удовлетворяться отечественными товаропроизводителями при таком же её качестве, что и импортируемая, но при более низких ценах, то ее импорт может быть либо существенно ограничен квотированием, либо запрещён. В противном случае ограничений не будет. Очевидно, для такого регулирования потребуется непрерывный мониторинг состояния внутреннего рынка и его показателей - цен, спроса и предложения, что связано с определёнными затратами. Росстат с этим делом ввиду ограниченности средств и кадров не справится. Поэтому представляется целесообразным мониторинг рынка будущему минторгу осуществлять в рамках государственно-частного партнёрства с отобранными для этой цели общественными корпоративными организациями. Сегодня многие крупные бизнесмены, в том числе в РСПП, возглавляют общественные специализированные комитеты и тратят немалые средства на их содержание и текущую деятельность. Однако пользы от этого самому бизнесу никакой. Более того, во многих случаях в силу некомпетентности и (или) беспринципности штатных сотрудников комитетов поддерживается принятие опасных и вредных для самого бизнеса законов. К примеру, «олигархи» по рекомендациям ряда комитетов РСПП дружно одобрили так называемую реформу электроэнергетики. В результате стали интенсивно расти цены на электроэнергию, что привело к увеличению себестоимости продукции, особенно металлургической. Вместе с тем, с развалом централизации электроснабжения оно будет разваливаться. Поэтому крупные компании вынуждены скупать активы бывшего РАО «ЕЭС» и вкладывать средства в их обновление, что также ведет к увеличению издержек. Ещё пример - ФЗ «О техническом регулировании» и техрегламенты. Вместо отмены этого опасного для экономики закона комитеты РСПП дружно обсуждают и «в целом» одобряют никуда не годные законопроекты техрегламентов. Эти же комитеты в течение нескольких месяцев дружно одобрили три редакции совершенно неграмотного законопроекта «О стандартизации» (см. «Театр абсурда на сцене «Ростехрегулирования». Проект закона о стандартизации – сертификат профнепригодности его авторов и заказчика». – «Промышленные ведомости» № 4, апрель 2009 г.). Представляется, что в интересах самого бизнеса средства, которые тратятся, в лучшем случае, на ненужную работу упомянутых комитетов и некоторую иную деятельность РСПП и ТПП РФ, следует направить в рамках предлагаемого государственно-частного партнёрства на мониторинг рынков различных видов продукции. Конечно же, государственно-частное партнерство можно распространить на всю сферу регулирования торговли. Так, если специальному органу, условно госснабу, подчинив его будущему минторгу, вменить в обязанность проведение на конкурсной основе централизованных оптовых закупок отечественной и зарубежной продукции для федеральных органов власти и организаций, а также естественных монополий, то можно будет существенно снизить коррупционные издержки и сэкономить немалые бюджетные средства. Этот условно госснаб целесообразно создать в виде хозрасчётной организации, установив фиксированные тарифы на ее услуги. Тогда на часть выручки можно будет по конкурсу выбрать компанию, которая занимается электронными торгами, с привлечением независимых экспертов для оценки характеристик предлагаемой продавцами продукции и отбора её для участия в конкурсных торгах. Такой независимый оптовый покупатель позволит в значительной степени устранить возможности сговора чиновников, представляющих конечных покупателей, с выгодными для них лично компаниями, что, как правило, связано с «откатами» немалых денежных сумм в карманы определённых лиц. А изготовители отечественной продукции наверняка будут заинтересованы в открытости и всеобщей доступности организуемых торгов. Ведь сегодня ею нередко «пренебрегают» из-за получения некоторыми чиновниками крупных комиссионных при покупке импортной продукции, даже если она хуже и дороже отечественной. Возможности государственно-частного партнёрства в сфере правового регулирования торговли и торговых отношений далеко не исчерпываются перечисленными. Его надо внедрять и в другие сферы экономики. Но партнёрство примет масштабный и весьма полезный характер лишь при осознании представителями бизнеса необходимости кооперации с государством для защиты общих экономических интересов. Крупные компании могли бы для этого командировать в федеральные органы на какое-то время некоторых своих специалистов, так как дефицит там квалифицированных кадров уже давно принял угрожающие размеры. К сожалению, пока наблюдается лоббирование отдельных частных интересов в ущерб всем остальным субъектам хозяйственно-экономических отношений…

Поделиться
Загрузить мобильное приложение
google play app store

ООО "ТК Болт.Ру"

Наш адрес: 119571 Москва Ленинский пр-т 156

Юридический адрес: 140180, МО, г. Жуковский, ул. Гагарина, д.58, пом. 4

тел./факс: (495) 775-42-05 723-71-73 многоканальные

ОГРН - 1107746603590

Фотографии на сайте могут отличаться от реальной продукции

bolt.ru to top